• Добыча угля на предприятиях СУЭК в Хакасии за 2016 г
    13,175 млн тонн;
  • Объем вскрыши на предприятиях СУЭК в Хакасии в 2016 г.
    72,7 млн м3.

Мониторинг региональных СМИ Хакасии

22.06.2012

Фронтовик Иван Романов

О волнительном ожидании, солдатских буднях и о трудовом тыле на восточном фронте рассказывает семья ветеранов Великой Отечественной войны: Иван Владимирович - бывший горняк разреза «Черногорский» и Анна Ивановна Романовы.

Так уж сложилось, что когда пишут о Великой Отечественной войне, то главным образом речь идет о событиях на западном фронте. С одной стороны, это понятно и оправдано – именно там шли жестокие бои, там сдавали и вновь отбивали города. Но с другой стороны, не стоит забывать и о бойцах восточного фронта. Да, им практически не довелось повоевать, но они прошли те же четыре напряженных года. В книге Леонида Платова «Секретный фарватер» командир торпедного катера Шубин говорил, что самое трудное на войне – ждать, и именно этого ожидания на востоке хлебнули с лихвой.

Об этом тягостном ожидании чаще всего вспоминает моряк Тихоокеанского флота, бывший работник разреза «Черногорский», Иван Владимирович Романов. Хотя были и боевые действия, и награжден он не единожды за мужество и солдатскую сноровку, а все же больше всего запомнилось ему именно это тягостное ожидание – откроют восточный фронт или не откроют, начнут войну японцы или дальше будут стоять на границе.

 В армию он был призван в первые недели войны. Месяц учебки в Николаевске-на-Амуре и назначение в береговую оборону на Сахалин.

- У нас было четыре береговых батареи в Охе, городе на Северном Сахалине, - рассказывает он, - Курилы без бинокля были видны. Японец-то готовый был, на рейде миноносцы и эсминцы стояли, мы их отлично видели. Они ждали – немцы возьмут Москву, и Япония нападет на СССР с востока, так четыре года и прождали. Когда начались бои под Москвой, то командование сняло половину моряков с Тихоокеанского флота и отправило на запад, столицу защищать. Мы тоже заявления писали, молодые были, в бой рвались, но нас так и оставили на Сахалине. Тяжело было - в половинном составе службу несли, по сути, жили на батареях. Что происходило на фронтах, мы всегда знали, каждый день были политзанятия, на которых отслеживали передвижения войск, отмечали флажками на карте.

Еще до службы в армии Иван Владимирович стал хорошим стрелком, с детства ходил в тайгу с отцом на охоту. Сдав нормативы в осавиахиме, получил значок «Ворошиловский стрелок», словом, служба начиналась не с нуля. Стрельбы на полигоне подтвердили высокую квалификацию молодого моряка и ему присвоили звание «отличник по стрельбе». Постоянные кроссы сделали деревенского парня еще более выносливым, и эти качества пригодились, когда пришло время разгрома Квантунской армии.

- Основная масса японских войск ушла вглубь манчьжурской территории, а нашу бригаду морской пехоты перевели в Порт-Артур, - вспоминает Иван Романов. – Так что в зачистках нам тоже пришлось поучаствовать. Помню, идешь в патруле по городу, а на чердаках домов цепями к пулеметам прикованные японцы, не доверяло им их командование. Вот их мы и ловили, опасные смертники были, во всех стреляли, ведь командование приказало им держаться до последнего.

После окончания Второй мировой войны, для Ивана Владимировича служба продолжалась еще три с половиной года, сначала в Дальнем затем в СовГавани, в дивизионе береговой обороны. В те годы моряки пять лет должны были отслужить. Правда, задержаться пришлось еще на больший срок.

- Демобилизоваться я должен был раньше, - говорит ветеран, -но призывать некого было, сколько на фронтах погибло, а службу нести надо, вот нас и задержали. Что говорить, если у нас командиры отделений были из запаса, старики по 50 лет! Мне, еще можно сказать повезло, 7 лет и 4 месяца служил, а другие парни, кто призывался в 1938-1939 годах и вовсе по 10 лет прослужили.

За участие в боевых действиях против армии противника Иван Романов награжден орденом Великой Отечественной войны II степени, медалью за победу над Японией, а уже в мирное время он заработал почетное звание «Ветеран труда». После службы вернулся домой, счастливо женился. Уже 64 года Иван Владимирович и Анна Ивановна вместе.

Между прочим, Анна Ивановна очевидец другой стороны войны, о которой также говорят не слишком много, а именно – о жизни в тылу, о тяжелой работе, которую в военные годы наряду со взрослыми выполняли ребятишки.

- Мне 15 лет было, когда война началась, - делится воспоминаниями Анна Ивановна, - мужчин в селе почти не осталось, всех в армию призвали, а работать-то надо, вот и трудились в поле подростки по 13-15 лет. Тяжело, конечно, было. Поставили нас с подружкой зерно от молотилки оттаскивать, а ящик в 80 кг, и вдвоем надо его тащить. Причем не абы куда, а на высоченную кучу. И наплачемся, и нагорюемся. Но нисколько я не жалею, что все это прожила! Все-таки нас воспитывали правильно, мы понимали, что это надо делать, лозунг «все для фронта, все для победы» не был для нас пустым звуком. Мы были ответственны за все, за свою жизнь, за родителей, за младших братьев. Успевали и учиться, и работать. Мы знали, что победа все равно будет наша, верили в нее, это и поддерживало силы.

Тяжкие испытания выпали на долю Ивана и Анны Романовых, через такие же прошли миллионы советских людей. Но благодаря их мужеству на фронтах и в тылу, удалось сохранить страну, дать возможность появиться на свет детям и внукам. И когда сегодня пожилые Иван Владимирович и Анна Ивановна смотрят на свою маленькую правнучку, они верят, что малышке никогда не придется пережить таких суровых лет, как их поколению.

 

Валентина Корзунова


Возврат к списку